Святая мученица Екатерина Петроградская (Арская) (1875–1937)

Святая мученица Екатерина Петроградская (Арская)

Екатерина Андреевна Арская, родилась 1 апреля 1875 года в Санкт-Петербурге в многодетной семье. Ее отец, Андрей Петрович Уртьев, был ктитором (старостой) церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице, и потомственным почётным горожанином Санкт-Петербурга, по происхождению купцом 2-й гильдии, владельцем двух суконных магазинов, располагавшихся в Гостином дворе и называвшихся «Преемники Макарова». Андрей Павлович несколько раз выбирался в гласные Городской Думы. Мать, Ксения Филипповна, занималась домом и воспитанием девятерых детей: у Екатерины было пять сестер – Елизавета, Евгения, Мария, Александра и Ксения, и три брата – Андрей, Алексей и Павел. Семья Уртьевых жила в доме №8 по Фурштадтской улице.

Екатерина Андреевна и ее старшие сестры учились в Санкт-Петербургском Александровском институте (ул. Смольного, дом №3). Институт давал высшее образование и был создан по образцу знаменитого Смольного института благородных девиц. В нем обучались девочки из семей незнатного дворянства и почетных граждан, мещан. Смольный и Александровский институты входили в Императорское Воспитательное Общество благородных девиц, председателем и попечителем которого была императрица Мария Федоровна.

Дети в семье Уртьевых были очень дружны между собой. Екатерина Андреевна была особенно близка со старшей сестрой Марией. Благодаря ей она познакомилась со своим будущим мужем – офицером артиллерии Русской императорской армии Петром Николаевичем Арским. За Марией ухаживал (и впоследствии женился) его старший брат Михаил Николаевич, тоже артиллерийский офицер. Вместе с ним в доме Уртьевых стал бывать и Петр Николаевич. 17 февраля 1899 года Петр Николаевич и Екатерина Андреевна венчались в церкви приюта принца Ольденбургского (Лиговский проспект, дом №8).

Выйдя замуж, Екатерина Андреевна полностью посвятила себя семье, мужу и детям. Их в семье Арских было пятеро: дочери Галина (род. в 1900 г.), Ираида (1903), Павла (1907), Наталия (1908) и сын Иоанн (1905?). Девочки воспитывались в Александровском институте, который окончила их мать, а Иоанн учился в реальном училище, состоял в скаутской организации.

До революции 1917 года Екатерина была «иждивенкой мужа». Её супруг, капитан 4-го Мартирного артиллерийского полка Петр Николаевич Арский, после Русско-Японской войны, в которой он принимал участие, уволился в запас и поступил на службу на должность бухгалтера в Санкт-Петербургский императорский вдовий дом — одно из первых благотворительных заведений императрицы Марии Федоровны.

В семье Арских царила атмосфера любви, покоя и благополучия. Церковные традиции, впитанные Екатериной Андреевной в родительском доме, легли в основу и новой семьи.

Муж Екатерины Андреевны был заметной личностью в церковных и светских кругах столицы и пользовался доверием епархиального начальства. 14 марта 1912 года Петр Николаевич указом митрополита Санкт-Петербургского Антония был утвержден в должности старосты (ктитора) Воскресенского Смольного собора, являвшегося храмом всех учебных заведений города.

Екатерина Андреевна продолжала тесно общаться с сестрой Марией, теперь они дружили уже семьями. Старший сын Марии Глеб стал крестным отцом Наталии, младшей дочери Екатерины Андреевны. А Екатерина Андреевна, в свою очередь, в мае 1904 года стала крестной матерью сына Марии Андреевны – Георгия.

В августе 1914 года началась Первая мировая война, и Петра Николаевича Арского призвали в действующую армию. Он служил в 28-ой Тверской пешей дружине. На протяжении разлуки Екатерина Андреевна и Петр Николаевич не прекращали переписку. В феврале 1915 года П.Н. Арский был ранен и вернулся обратно в Петроград.

После событий октября 1917 года мир вокруг Арских начал стремительно меняться, общая катастрофа не могла не коснуться и их семьи. Арские лишились состояния, Петр Николаевич стал комендантом здания Артиллерийских курсов РККА, Екатерине Андреевне тоже пришлось устроиться на работу.

В 1918 году от эпидемии холеры умерли старшая и младшая дочери Екатерины Андреевны – Галина и Наталия. Через два года, в 1920 году, она потеряла всю свою семью. В течение одного месяца муж и дети умерли от дизентерии.

После потери всей семьи связь с родственниками, которых революция и гражданская война разбросали по свету, прервалась.
Екатерина отдала себя Церкви. Вероятно, что в это время Екатерина Андреевна стала теснее общаться с членами знаменитого «Александро-Невского братства», куда входили священники: Гурий (Егоров), Варлаам (Сацердотский), Лев (Егоров), Гавриил (Воеводин) и Варсонофий (Верёвкин).

Екатерина Андреевна осталась без средств к существованию и находилась на грани голодной смерти. Но ее внутренний взор был обращен к Богу, и Господь не оставил верную дочь. Екатерина стала активным членом Александро-Невского братства, духовной дочерью его руководителя, будущего преподобномученика архимандрита Льва (Его­рова), настоятеля Феодоровского собора. На жизнь она зарабатывала сначала работая переплетчицей в Технической артиллерийской школе, потом перешла на вакансию санитарки в той же школе, а затем устроилась швеей в артель «Интехсантруд». В начале 30-х годов она вошла в приходской совет Феодоровского собора.

Члены «Александро-Невского братства» (1918-1932) в условиях политики государственного атеизма сохраняли преданность идеалам Православия. Никаких политических задач это общество православных верующих себе не ставило, однако над всеми, кто входил в него, был установлен жесточайший надзор со стороны ГПУ НКВД.

18 февраля 1932 года Екатерина Андреевна Арская была арестована как активная участница «Александро-Невского братства» по стандартной формулировке «за контрреволюционную деятельность». Всего по этому делу было привлечено 92 человека. Это были люди, старавшиеся по мере возможности сохранить в условиях государственного атеизма не только преданность идеалам Христовой Церкви, но и уклад религиозной жизни дореволюционной России, традицию иночества. Для этого духовные руководители и организаторы братства, лаврские архимандриты Гурий (Егоров) и Варлаам (Сацердотский), а также настоятель Феодоровского собора архимандрит Лев (Егоров) и иеромонах Варсонофий (Веревкин), основали в Ленинграде и его пригородах православные общины со своим уставом, распорядком и строго регламентированным образом жизни. В обвинительном заключении «Александро-Невское братство» было названо «церковно-монархической организацией», ставившей себе целью создать «общественное движение против советской власти путем систематической пропаганды и создания сети нелегальных ячеек».

Екатерина Андреевна проходила по этому делу как ближайшая сотрудница также арестованного архимандрита Льва (Егорова), настоятеля Феодоровского собора. Арскую обвинили в том, что она «в течение ряда лет вела контрреволюционную пропаганду, направленную на организацию антисоветских элементов для борьбы с советской властью».

Екатерина Андреевна, отрицая всякую причастность к «контрреволюционной» деятельности, отказалась называть какие-либо фамилии и давать показания. Видимо, она не хотела навлечь своими словами беду на кого-нибудь из знакомых. Открытая и неустрашимая, стоящая за веру, за память мужа и детей, Екатерина ни слова лишнего не сказала на допросах. Только перечитав множество архивно-следственных дел и видя по сохранившимся бумагам, что следователи имели полную власть как угодно оболгать и обмануть арестованных, понимаешь, чего это стоило.

Никаких доказательств причастности Арской к «Александро-Невскому братству» в материалах дела нет. В них неоднократно подчеркивается сословное происхождение Екатерины Андреевны; фраза из обвинительного заключения «бывшая дворянка, жена царского полковника» выделяется крупным шрифтом.

Никаких расследований органы не проводили. Все было намечено заранее: и численный состав «преступников», и обвинительные заключения, и лица, долженствующие дать нужные показания, и меры наказания. Всего один раз Екатерина Андреевна была вызвана на допрос, который оказался пустой формальностью. Ее показания, которые следствие мало интересовали, заняли менее четверти страницы рукописного текста. В отличие от других участников дела, она не назвала ни одной фамилии и категорически отказалась давать какие-либо показания. Она заявила:

«Живу я совместно с членом нашей церковной двадцатки Осадчей Анной Ивановной и ее племянницей Инной Евгеньевной Шияновой. Об Александро-Невском братстве я ничего не знаю и также никого не могу назвать из своих знакомых по церкви, так как, хотя я и была членом двадцатки в течение полутора лет, но ни одного не знаю по фамилии и именам. Льва Егорова я посещала как его духовная дочь или по чисто церковным делам. Больше показать ничего не могу. Записано с моих слов правильно и мне прочитано».

По приговору Тройки НКВД Екатерина Андреевна Арская получила 3 года концлагеря. Отбывала срок в Карлаге (Казахстан).

Бредовый характер обвинений был доказан при разбирательстве в 1958 г. «В деле отсутствуют объективные доказательства о том, что из числа осужденных лиц по делу была организована контрреволюционная организация и что она проводила антисоветскую агитацию. К моменту ареста привлеченных  лиц органы НКВД не располагали материалами, подтверждающими наличие контрреволюционной организации. Из материалов дела видно, что привлеченные лица осуждены были незаконно».

После освобождения из концлагеря Екатерине Арской было запрещено возвращаться в Ленинград, и она поселилась в городе Боровичи Новгородской губернии, в доме №66 по Порожской улице; устроилась работать в артели «Красный Октябрь» по изготовлению одеял.

В Боровичах жили близкие Екатерине Андреевне по духу люди, и, возможно, это определило выбор ею места жительства. Здесь она встретила тех, с кем проходила по делу об «Александро-Невском братстве»: Алексея Ивановича Правдина – келейника архимандрита Льва, священника Николая Ивановича Воскресенского и других.

Через 20 лет пришла новая «революция», сталинская. В 1937 году, согласно отчету о карательной операции, в Ленинградской области осуждены как «антисоветские элементы» по «первой категории» (к расстрелу): 869 человек из духовенства и 320 — из церковного актива. Как пример «контрреволюционной повстанческой организации церковников» в отчете приведено и Боровичское дело.

Возглавляющую роль отвели архиепископу Гавриилу, а всего по этому делу проходили 60 человек – «служители культа, монахи, церковники, странствующий элемент, кулаки, торговцы, дворяне, князья, генерал белой армии, бывший пристав». Им вменили в вину и «пропаганду за установление фашистского строя в СССР», и «агитацию против колхозного строительства», и «агитацию за проведение на выборах в Верховный Совет своих единомышленников» и прочие, не менее фантастические преступления.

20 октября 1937 года Екатерина Андреевна Арская вновь была арестована и оказалась в Боровичской тюрьме. Она, в числе других привлеченных, обвинялась в причастности к «единой контрреволюционной организации», по этому делу проходила и княжна Кира Ивановна Оболенская.

Екатерину Арскую допрашивали по той же схеме, что и Киру Оболенскую: первый допрос – почти сразу же после ареста, далее – трехнедельный перерыв с применением «активных методов следствия», затем очная ставка, на другой день – повторная очная ставка, и завершающий следствие допрос, произведенный в тот же день, что и вторая очная ставка.

Допросы и пытки, которым подвергались арестованные, вынудили некоторых из проходивших по делу, в том числе священнослужителей, дать показания против себя и своих товарищей. Однако они не смогли сломить Екатерину Андреевну Арскую и Киру Ивановну Оболенскую и не заставили их подписать нужные чекистам показания. Никаких измышлений следователей Екатерина Арская пред своей Голгофой не признала.

Екатерину Арскую привели на очную ставку с опытным духовником, архиепископом Гавриилом (Воеводиным), который был определен как руководитель якобы контрреволюционной организации. Он не был членом братства, однако хорошо был знаком с ним еще по жизни в Ленинграде. В тот момент владыка поддался пыткам и назвал многих людей, однако Екатерина Ивановна, глядя ему в глаза, твердо сказала:

— Я никого не знаю и не могу никого назвать.

После этого владыка Гавриил покаялся и отказался от своих показаний.

Карательный аппарат оказался бессильным против воли этой женщины. «…Виновной себя не признала… Арскую Екатерину Андреевну – расстрелять» – записано в протоколе заседания Особой тройки УНКВД ЛО. Этот приговор был капитуляцией перед мученицей.

10 декабря 1937 года особой тройкой УНКВД ЛО Екатерине Арской, княжне Кире Оболенской и еще пятидесяти осужденным по этому делу был вынесен смертный приговор.

17 декабря 1937 Екатерина Арская была расстреляна в один день с архиепископом Гавриилом и княжной Кирой Оболенской. На месте ее расстрела — предположительно на берегу реки Мсты в поселке Егла Боровичского района Новгородской области ежегодно служатся панихиды.

Захоронение святой Екатерины и убиенных вместе с ней новомучеников пока не обнаружено.

Определением Священного Синода от 7 мая 2003 года Екатерина Петроградская прославлена как священномученица по представлению Санкт-Петербургской епархии. День памяти новомученицы 17 декабря (по ст. ст. 4 декабря).

В 2008 году в церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Санкт-Петербурге состоялась выставка работ новомученицы «Цветы новомученицы». Рисунки были случайно обнаружены в феврале того же года в Боровичах, где провела последние годы своей жизни мученица Екатерина.

Тропарь, глас 4

Яко искра по стеблию востекла еси/ к Иерусалиму горнему,/ святая мученице Екатерино,/ чашу страданий земных изсушившая,/ супруга своего, чад и богатства земнаго/ во мгновение, подобно Иову, лишившаяся,/ но не отступившая от Господа своего,/ за Негоже не токмо заключение,/ но и горькия работы и убиение прияла еси,/ сего ради и введе тя Господь/ во светлыя обители Своя к радованию нескончаемому.

Дни памяти
    4 (17) декабря; Собор Санкт-Петербургских святых – третья неделя по Пятидесятнице.

Храмы
    Храм иконы «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной ул. (Святая мученица Екатерина Петроградская была прихожанкой этого храма. Ее отец, Андрей Павлович несколько раз выбирался в гласные Городской Думы, а также занимал пост церковного старосты храма), Феодоровский собор (Екатерина состояла членом приходского совета).

Источники:

http://globus.aquaviva.ru/people/svyataya-novomuchenitsa-ekaterina-arskaya

    «Новомученица Екатерина Арская (1875 — 1937)», по книге Нестор (Кумыш), иером., Новомученики Санкт-Петербургской епархии, Статис, 2003:
http://pravoslavnyi.ru/novomuchenica_ekaterina_arskaya.htm

Для «Воды живой» по материалам Центра «Возвращенные имена» Статья Анатолия Разумова.

pravenc.ru

https://rus-vopros.livejournal.com/6886867.html

Анатолий Разумов
http://visz.nlr.ru/person/show/16890